По улицам дома возили: какие здания и зачем передвигали в Москве

Какие дома передвигали в Москве?

В Москве перемещение зданий и сооружений было не очень популярно в силу слишком больших размеров домов. Многие архитекторы и инженеры не верили, что можно двигать монолитный жилой дом весом в несколько тысяч тонн. Они считали это авантюрой и не хотели ставить свои подписи под планами перепланировки улиц. Они увольнялись, но на их места приходили более отважные архитекторы.
В 1936 году в Москве была создана контора по переносу домов, куда входили работники Метростроя. Они выполняли перенос небольших зданий, которые мешали строительству станций метро или прокладке трамвайных путей, и постепенно оттачивали своё мастерство. Всего же до войны успели перенести 22 многоэтажных каменных здания, а деревянные – никто и не считал. Это считалось обычным делом и выполнялось чуть ли не играючи.
Активное строительство улиц и мостов требовало перепланировки города и Саввинское подворье изначально пометили под снос. Дом, выстроенный всего лишь 1927 году, в 1937 году стал мешать постройке Краснохолмскому мосту. Естественно, что жильцы были недовольны и написали письмо Булганину, с просьбой сохранить их дом. Жильцов было много, ведь после революции дом отдали под коммунальные квартиры и в нём проживало около 600 жильцов. На удивление, Булганин передал письмо Хрущёву и тот распорядился перенести и развернуть дом под 19 градусов, а не сносить его. Дом весом 23 тысячи тонн решили «слегка» передвинуть, чтобы он не мешал мосту.

Сам дом имел форму буквы «Г», и строительству моста мешала его длинная ножка. Было решено распилить дом, маленькую ножку оставить на месте, а длинную передвинуть и поставить наискосок. В результате правую сторону сдвинули на 53 метра, а левую на 34 метра.

Как передвигали дома в Москве в СССР, печатали во всех газетах. Подготовка к переносу Саввинского подворья длилась четыре месяца, сам же переезд совершили за одну ночь. Многие жильцы опасались переезда и просили предупредить их о дне «Ч», но работники хитрили и называли различные даты. Требовался ведь фурор и красивые заголовки в газетах.

4 марта 1939 года, в 2 часа ночи лебёдки тронулись и дом покатился. Когда утром жильцы проснулись, они не поверили своим глазам. Движения лебёдок были настолько плавны, что не упала ни одна чашка в сервантах и даже уцелела пирамидка из кубиков, которую вечером строила девочка, проживающая в одной из квартир.
Этот рекорд – перенос дома в 23 тыс. тонн, до сих пор никто не побил.

Где начали передвигать?

Конечно, СССР не был в этом деле новатором. Удивительно, но впервые здание передвинули ещё в 1455 году. Тогда в итальянском городе Болонья своё местоположение изменила каменная колокольня церкви Святого Марка. Её высота составляла 10,5 метров. Работами руководил архитектор Аристотель Фиорованти. Всё прошло успешно. Никаких повреждений у здания не было.

План переноса церкви.

С 1870 года дома активно начали передвигать в США. Там этим занимались специальные фирмы. И секреты своих технологий, естественно, старались не выдавать. Были случаи, когда в Соединённых Штатах двигали на сами здания, а только стены. Это нужно было, чтобы стена старого дома стала частью нового. Например, так делали в городе Олбани в 1926 году при строительстве 16-этажного офисного здания.

Передвижка дома в Сан-Франциско.

В Европе технология перемещения зданий не была настолько распространённой, как США. Например, ей воспользовались в Дании в 1930 году. Тогда в городе Рандерс перенесли на новое место ратушу.

В Российской Империи также были единичные случаи перемещения домов. Так в 1812 своё местоположение поменяла деревянная церковь в Моршанске. А в 1897 году — особняк на Каланчёвской улице. Его перенесли аж на 100 метров. Он мешал строительству новых ж/д путей. Но широкого распространения такая практика в нашей стране не получила.

Какие дома передвигали на Тверской в Москве?

Расширение Тверской улицы 1930-е годы требовало больших усилий. Требовалось передвинуть три здания, которые решили сохранить, а не сносить, как остальные:

  • ул. Тверская, д. 6, стр. 6, рекорд веса – 23 тыс. тонн;
  • ул. Тверская, д. 13 (здание Моссовета), рекорд скорости – 40 минут;
  • ул. Тверская, д. 18 «Б» (Конторский дом Сытина).

Интересна технология, как передвигали дома в Москве. Нужно было учесть миллион деталей начиная от изучения фундамента, коммуникаций и заканчивая грунтом. Ведь мелиорация в те времена была не очень качественной. Болота осушались как попало, реки просто засыпались песком и порой дома проседали, давая трещины на фундамент и на стены. А передвигать треснутый дом было невозможно. Это грозило катастрофой, разрушением и слишком большими расходами.
Ведь чаще всего переезд домов в Москве происходил от нескольких дней, до несколько месяцев и на это время не выселяли жильцов, и даже не отключали им электричество, отопление и прочее. Отчасти это было сделано из хвастовства, отчасти из экономии. Ведь куда отселять жильцов, по гостиницам? Это дорого, да и Советской власти жизненно необходимо было «утереть нос капиталистам», показать свои достижения. Ведь перенос дома, вместе с жильцами на тот момент не осуществлял никто в мире.
Подготовку к переносу начинали зимой и старались зимой же закончить. Так было проще работать, если грунтовые воды стояли близко к поверхности. Правда, нередко бывали задержки, из-за несознательных рабочих. В процессе отделения здания от фундамента, в качестве амортизирующей жидкости в домкраты заливали денатурат, у которого температура замерзания высокая. Несознательные рабочие (а чаще это были заключённые), сливали денатурат и употребляли его по другому назначению. Приходилось закупать дорогой глицерин, чтобы работы возобновились.
Итак, как осуществлялась подготовка к переносу каменных зданий в Москве? Сначала строился фундамент на том месте, куда нужно было поставить здание. Затем начиналась подготовка по отделению старого фундамента от здания и укрепление кирпичной кладки. Устраивался некий армопояс из стальных балок, и намертво сваривали каркас—раму.

Сам подвал засыпался щебнем и уже через щебень прорезались дорожки, в которые вставляли шпалы и рельсы. В зависимости от размеров здания, нужно было разное количество рельсов. Для жилого дома на Саввинском подворье длиной 88 метров, потребовалось 37 дорожек, и соответственно рельсов. На эти рельсы установили 2100 катков и это было ответственное дело. Нельзя ошибиться ни на миллиметр, иначе здание накренилось, и могло рухнуть. Пока домкраты приподнимали здание, под его основу укладывались катки. Сейчас технологии позволяют синхронизировать работу нескольких домкратов одновременно, тогда же надеялись на слаженную работу техников, инженеров и рабочих.
После того как здание полностью отделялось от фундамента и стояло на катках, дело было за лебёдками. На самом деле, важен был только момент первого толчка. Кто толкал автомобили – знает, что тяжело только первые полминуты, и дальше закон инерции и сила тяжести делает своё дело. Нужно только контролировать эту скорость и регулировать плавность хода.
При помещении дома на новый фундамент рельсы не убирают, а срезают по периметру, вровень со стеной, и замуровывают.

Сейчас инженеры из Европы и Америки используют технологии советских инженеров, но чуть более усовершенствованные. Дома сажают на тележки с гидравлическими домкратами и при таких технологиях не нужно пробивать «окна» и прокладывать шпалы.

Процесс переноса дома существенно ускорился, но у нас эти технологии признаны нерентабельными. Теперь инженеры предпочитают динамит. Сносить дома «управляемым взрывом» ещё быстрее и дешевле, чем перевозить его на новое место.

Больше передвижек, хороших и разных!

Эпоха передвижек началась после утверждения Генерального плана реконструкции Москвы в 1935 году. Он предполагал расширение существующих магистралей и прокладку новых. На карте города появились так называемые красные линии. Все здания, которые выходят за них, — под снос. Но, в силу разных обстоятельств, некоторые уцелели. От магистралей, ведущих в светлое коммунистическое будущее, их просто отодвинули. В 1936 году создают контору по перемещению домов, в которую набирают специалистов из Метростроя. Впоследствии контору переименовали в Трест по разборке и перемещению зданий. Главным инженером треста был назначен Эммануил Гендель, ранее руководивший укреплением фундаментов зданий вблизи линий метро.

Эммануил Матвеевич Гендель (1903–1994) — советский инженер-строитель, крупнейший специалист по передвижке и выпрямлению зданий, технолог реставрационных работ. Самые известные проекты — передвижение домов на Тверской, выпрямление минаретов в Самарканде, колоколен в Ярославле и Больших Вязёмах.

Процесс передвижения

Руководство работами поручают советскому инженеру Эммануилу Генделю.

Жильцов не предупреждали о переезде – эта новость могла спровоцировать беспокойство у людей, и они покинули бы свои квартиры. Такого развития событий нужно было избежать, ведь все расчеты делались с учетом веса здания и находившихся в нем людей. Чтобы сохранить тайну и не сеять панику среди простого народа, дома передвигали ночью, очень медленно и со всеми коммуникациями – во время движения в домах продолжали работать канализация, водопровод и телефон, а также электричество.

Для того, чтобы передвинуть дом, сооружались специальные конструкции поддерживающие стены, а благодаря поперечным и ходовым балкам, дом буквально ехал словно по рельсам. Дома снимались со старого фундамента и передвигались на новый, кроме нового фундамента также подготавливалась новая коммуникационная сеть. Сохранение работы старых коммуникаций в момент передвижения осуществлялось специально созданными бригадами. К трубам дома присоединялись шланги по которым подавалась вода и отводилась канализация, котельные для отопления размещались прямо в доме, длинна кабелей для подачи электричества увеличивалась, тем самым давая возможность «дотянуть» дом до нового места.

Механизм передвижения был отработан с точностью то доли секунды, ведь любая оплошность могла привести к непоправимым последствиям. Рабочей группой под руководством Генделя была проделана колоссальная для того времени работа. Этот опыт в последствии был использован для передвижения домов на других улицах Москвы.

Всего, до начала Великой Отечественной войны, в Москве было передвинуто 23 дома, в их числе:

  • Саввинское подворье в Москве (ул. Горького, д. 24/ ул. Тверская д. 6, стр. 6)
  • Театр Моссовет (ул. Тверская д.13)
  • Московская центральная глазная больница (ул. Горького, д. 63/ Мамоновский пер., д. 7)
  • Конторный дом Сытина (ул. Горького, д. 18/ ул. Тверская, д. 18Б)
  • МХАТ (Камергерский пер., д.3)

Здание Моссовета

Настоящим вызовом тресту стал перенос здания Моссовета. Во-первых, оно сложной формы, поэтому нагрузка по фронту здания при движении распределялась неравномерно. Во-вторых, первый этаж бывшего генерал-губернаторского дворца представляет собой бальный зал — большое пространство без несущих конструкций. В-третьих, сверху поступило указание переносить здание вместе с подвалом — там хранились важные государственные документы. И по уже наметившейся традиции здание решили двигать вместе с людьми и без отключения коммуникаций.

Есть сведения, что некоторые сотрудники треста спешно уволились, когда узнали об условиях, на которых решено было двигать дом Моссовета. Их можно понять: виновников погребения под грудой камней партийной номенклатуры ничего хорошего ждать не могло. Но Гендель и большая часть сотрудников треста были уверены в успехе. Чтобы передвинуть здание вместе с подвалом, вокруг вырыли котлован и все операции — срез с фундамента и передвижение — проходили на четырёхметровой глубине. В целом переезд прошёл успешно, но часть стен и перекрытий пошли трещинами. Впоследствии при реконструкции в дом пришлось встраивать 24 металлические колонны. Сейчас на Тверской, 13 располагается московская Мэрия.

улица Серафимовича, дом 5/6

улица Садовническая, дом 77, строение 1

Передвижка домов в Москве

«Дом стоял на этом месте, он пропал с жильцами вместе…» в этих строчках Агния Барто описывает передвижку дома в октябре 1937 г. по ул. Серафимовича. Это был уже восьмой дом, который перемещала недавно организованная контора по передвижке зданий.
О передвижках архитектурных сооружений известно многое. В том числе, о далекой предыстории, когда в 1455 г. Аристотель Фьораванти перенес колокольню церкви Санта-Мария Маджорне со всеми колоколами более чем на 10 метров. И о предыстории отечественной, когда в 1812 г. в Моршанске местный умелец Дмитрий Петров передвинул деревянную церковь. В 1898 г. инженер И.М.Федорович провел передвижку двухэтажного кирпичного дома на Каланчевке в Москве. В 1899 г. при строительстве костела на М.Грузинской улице инженер Ростен передвинул два небольших дома.
Но все же передвижка домов в дореволюционное время широкого распространения не получила. Эта практика возобновилась позднее, когда в 1934 г. инженер Кирлан передвинул в Макеевке каменное двухэтажное здание почты весом 1300 тонн. Предварительно он проделал опытную передвижку небольшого одноэтажного домика весом 70 тонн. Годом позже на руднике в Кривом Роге передвинули жилое здание весом 1500 тонн на расстояние 240 м.
В Москве в середине 1936 г., была создана контора, куда перешли специалисты и рабочие из Метростроя, уже опробовавшие свои силы в новом деле. В начале своей деятельности она переместила 6 небольших кирпичных зданий, отрабатывая приемы работ, испытывая оснастку, оборудование.
Первый кирпичный дом в стране был передвинут в 1897 году. При расширении путей Николаевской железной дороги инженер министерства Путей сообщения, и работник Н.Ж.Д. Осип Маркович Федорович, по своей инициативе, предложил передвинуть одно из зданий, которое шло на слом. Владельцу этого двух этажного кирпичного дома было предложено оплатить перевозку строения, которое он уже продал ж-д. Владелец на это странное предложение согласился. Этим человеком был, а вернее была потомственная почетная гражданка Москвы, дворянка, подданная Британской короны — Е.И.Мак Гиль (она же Джейн Мак-Гилл), владелица цементного завода на Каланчёвской улице.
Здание решили передвигать, взяв за основу американский опыт и собственные разработки Осипа Марковича, вошедшие в историю техники, как «Метод передвижки Федоровича». Здание было освобождено от меблировки, разобраны печи, затем отрезан фундамент, и с помощью конской тяги все сооружение (13 на 21 метров, весом 1840 тонн) за несколько дней перевезли на 100 метров западнее изначального места на новый фундамент.
Здание связано в трех местах поперек стен железными связями; в окнах и дверях вставлены распорки. Для уменьшения тяжести здания штукатурка отбита; сняты все перегородки, двери, пол также вынуты. Внизу над фундаментом во всех стенах здания пробиты отверстия, в который вставлены рельсы, связанные между собою соединениями и в общем образующие неподвижную раму. Под раму подложены будут катки, и при помощи домкратов и воротов (шкивов) здание будет передвигаться далее по площади, сложенной из рельс, на протяжении 20 сажен. Серьезным препятствием при переноске является находящийся на пути ров. Ров этот пришлось засыпать, на что потребовалось немало усилий, так как необходимо было привести засыпанную площадь в такое состояние, чтобы она не могла податься под давлением тяжести дома, достигающей 100,000 пудов. Работают по перемещению дома около 100 человек, и ассигновано на этот предмет 4,000 р. Когда дом переправится на свое место,—он будет поднят и поставлен на приготовленный фундамент.
В январе 1937 г. был передвинут домик лаборатории завода грампластинок в Апрелевке, весом всего в 690 тонн. За ним последовали пять небольших строений, мешавших спрямлению русла Москвы-реки в районе Серебряного Бора. Здесь специалисты конторы осваивали сложные трассы перемещения зданий — изменение направления движения, развороты. Впервые на этих работах применили гидравлические домкраты, с которыми связана курьезная история.
Передвижка происходила зимой, и домкраты залили дешевым денатуратом, у которого температура замерзания довольно низкая. Как известно, на строительстве канала и гидротехнических сооружений работали заключенные, причем не только политические, но и уголовники. В первую же ночь, несмотря на усиленную охрану и строгий режим, денатурат слили со всех домкратов. Пришлось заливать их дорогостоящим глицерином. Первый этап деятельности новой конторы закончился успешно, и ее преобразовали в Трест по передвижке и разборке зданий, управляющим которого назначили И.Т. Иванова.
И первым серьезным испытанием стала передвижка дома № 77 по улице Осипенко (сейчас Садовническая ул.) на углу с Нижне-Краснохолмской. Это было Г-образное в плане здание, «ножка» которого оказалась в середине съезда нового Краснохолмского моста. Было решено разделить этот дом на две части. Короткую оставить на месте, а длинную (88 м) передвинуть и развернуть на 19 градусов. Здание было новым, постройки 1929 г., но конструктивная жесткость его оставляла желать лучшего; кроме того, само здание стояло на заболоченном грунте, в бывшей пойме реки. Тем не менее главный инженер треста Э.М. Гендель решил передвигать дом.
Начальник участка, которому поручили работу, опытный инженер-практик, написал докладную записку в Управление жилищного строительства Моссовета, в которой назвал передвижку в таких условиях авантюрой. Но Гендель стоял на своем, остальные специалисты его поддержали, и начальнику участка пришлось уволиться. Дом двигали без отселения людей; работали все инженерные системы здания: электроснабжение, водопровод, канализация, телефон. Передвижка закончилась успешно. Похожая ситуация сложилась и при строительстве Большого Каменного моста — мешал дом № 5/6 по улице Серафимовича, тот самый, что увековечен в стихотворении А. Барто. Условия, правда, были получше, хотя грунт также ненадежный, но дом был выстроен добротно.
Особенностью здесь была необходимость подъема здания (вес 7500 тонн) на высоту 1,87 м. Передвижка также происходила без отселения жильцов. Следующая передвижка была серьезным испытанием для всего коллектива треста. При реализации Генерального плана реконструкции Москвы оказалось, что многие дома выступают за «красные линии». Часть домов уничтожили, но некоторые уцелели. Жители дома № 24 по улице Горького (бывшее Саввинское подворье), узнав, что их дом подлежит сносу, написали письмо Булганину, занимавшему кресло председателя Президиума Моссовета, с просьбой сохранить дом. Письмо попало к Хрущеву, и он, в силу некоторых обстоятельств, согласился.
Трудность была в том, что все предыдущие дома были в несколько раз легче, чем дом Саввинского подворья, весивший около 23 тысяч тонн. И едва ли не решающим обстоятельством было то, что в Америке к середине 1930-х гг. самым большим перемещенным зданием была 8-этажная телефонная станция в Индианаполисе, весившая «всего» 11 тысяч тонн. Как тут не воспользоваться случаем, чтобы переплюнуть Америку. Никита Сергеевич одобрил инициативу и даже лично осмотрел намеченный к передвижке дом. Он выдвинул лишь одно условие: окончание работы в марте 1938 г. Времени оставалось в обрез. И уже на следующий день началась подготовка, длившаяся более четырех месяцев. В подвале застучали отбойные молотки. По линии среза дома с фундамента были пробиты «дорожки», в которые завели мощные двухтавровые балки, впоследствии сваренные между собой. Таким образом, дом оказался в прочной стальной раме.
Одновременно готовили территорию, по которой намечалось путешествие дома; подвал засыпали щебнем, чтобы установить там рельсы. Когда эти работы были выполнены, под стенами начали пробивать гнезда (отверстия), которые потом превращались в длинные коридоры под домом. Вначале пробили 12 таких коридоров. В них уложили шпалы на твердом бетонном основании, а затем и рельсовые пути. После этого на стальных катках по рельсовым путям были уложены ходовые двухтавровые балки, которые приварили к стальной раме. Дом оказался уже стоящим частью на стальных катках, а частью на фундаменте. Затем прорубили еще 12 коридоров и операцию повторили. После того как пробили третью очередь коридоров, дом сняли с фундамента, и он оказался на 2100 катках.
Невдалеке от дома Иконниковых находится владение №77, где было совершено более сложное передвижение дома. Статья из книги «Дом переехал» 1998 года издания: «…Все в жизни относительно, и даже недвижимость может стать движимой. Дома начали передвигать более 500 лет назад. К настоящему времени в Москве передвинуто почти 70 домов разного веса и формы. Одна из первых передвижек, и самая сложная совершилась летом 1938 года на Садовническом острове. Длинный многоквартирный дом стоял поперек трассы строительства нового Краснохолмского моста. Было принято решение часть дома отпилить и передвинуть, развернув её (часть) параллельно трассе строящегося моста.
Это сложно представить сейчас. Люди живут в доме, а он каждый день едет куда-то, фантастика! 1959 год.
Жилой дом №77, протяженностью 88 метров, на Садовнической улице был построен в 1929 году. В 1937 году, в связи с реконструкцией мостов Москвы, было решено половину дома (длиной 44 метр, и весом 8500 тонн) распилить, и передвинуть под углом 19 градусов на новый фундамент. По 37 железнодорожным путям дом, без выселения жильцов в течении недели передвинули. Из-за зыбкости островных фундаментов вагонетки оставили в подвале, не удаляя их после проделанной операции.
Передвижка закончена. Вы видите здесь дом на новом месте. За 103 часа правое крыло здания было передвинуто на 53 м 19 см, левое – на 33 м 72 см. «Переход» завершен благополучно. Наблюдатели не обнаружили в доме никаких деформаций.
Передвижка Саввинского подворья на Тверской (Горького) улице (бывш. дом 24, ныне во дворе дома 6).
После укладки 36 рельсовых путей, монтажа лебедок и домкратов дом был готов к передвижке. Жильцы, зная, что их дом передвинут, волновались и просили предупредить о начале передвижки, чтобы успеть переселиться к родственникам. Но им указывали заведомо ложные сроки, и, как позднее вспоминал Э. Гендель, руководитель работ, делалось это сознательно. Ночью 4 марта 1939 г. в 2 часа 03 минуты 20-тонная лебедка плавно сняла дом и покатила его на новое место.
С другой стороны
Водопровод, канализация, электричество, телефон, радио и прочие коммуникации были присоединены к зданию с помощью гибких временных связей. Дом действительно передвигался очень плавно, и многие жильцы узнали об этом лишь утром. В одной из квартир шестилетняя девочка Инна Розанова накануне играла в кубики и строила из них башни. Заигравшись, она уснула, оставив башни на столе. Наутро башенки уцелели, не рассыпались. Передвижку закончили в три дня, передвинув дом на 49 м 86 см. Сейчас он стоит во дворе дома № 6 по Тверской. Как правило, при передвижке все коммуникации работали исправно, а вот после подключения их к стационарным сетям начинались перебои. Жильцы перемещенного дома на Садовнической улице сообщали с горечью в 1939 г., что спустя полтора года после передвижки их дом так и не подключили к газовой сети.
Следует отметить, что этому дому вообще не везло. Еще когда строили дом, а возводили его на топком болоте, засыпанном песком, здесь было много неприятностей. Не успели заложить фундамент, как он стал оседать и проваливаться. Забили мощные сваи, навезли еще многие кубометры земли, но и тогда строительство шло с большими приключениями.
(А в 1967 г., в канун ноябрьских праздников(?)*, здесь произошел взрыв. Трагедия случилась поздним вечером, когда москвичи уже спокойно укладывались спать. Со всего города примчались машины «скорой помощи», которые, погрузив раненых, с воем уносились прочь. Их место сразу же занимали другие. Страшный конвейер работал методично и спокойно, без лишней суеты и крика. Дым от огня, который гасили десятки пожарных машин, смешивался с паром от водяного отопления, которое все еще не могли перекрыть, и застилал всю округу. Вовсю работали не только спасатели, медики и пожарные. Целые батальоны саперов, сменяя друг друга, голыми руками разбирали завалы. Чуть позже пришла мощная техника — краны, бульдозеры, самосвалы…

Передвижка дома Сытина. В номере газеты «Труд» от 11.04.79 корреспондент Виктор Толстов в репортаже «Дом отправился в путь» сообщал подробности этого события: «В пять утра, когда рассвет только намечался над городом, были закончены последние приготовления и дана команда включить компрессоры. Стрелки на приборах показали усилие 170 тонн. Мощные блестящие цилиндры четырёх домкратов упёрлись в стальные балки, на которых покоился готовый к передвижке дом, и он медленно покатился по рельсам вдоль главной улицы Москвы. Со скоростью секундной стрелки вращались толстые стальные катки, и почти незаметно глазу махина здания уплывала в сторону площади Маяковского».
33 с небольшим метра здание преодолело за три дня и примкнуло к строящемуся тогда конференц-залу редакции газеты «Известия». На Пушкинской площади у входа в метро сразу стало свободнее. 1979 год.

 

Дом мосту не помеха. Дом на Садовнической

Первым масштабным проектом треста стала передвижка дома на улице Осипенко (сейчас улица Садовническая) в 1937 году. Г-образный дом мешал строительству нового Краснохолмского моста. Гендель решил разрезать дом на две части, короткую оставить на месте, а длинную перенести и развернуть на 19 градусов. При передвижке жильцов не отселяли, более того — с помощью кабелей и эластичных труб поддерживали работу всех коммуникаций: водопровода, канализации, электроснабжения, телефона и радио. Здание передвигали на катках, которые ехали по 37 рельсам. Затем части дома снова соединили. Так он простоял до 1967 года, пока не был разрушен взрывом бытового газа. Одна часть сохранилась, а на месте другой сейчас современное стеклянное здание.

«При реализации генерального плана 1935 года и расширении отдельных городских магистралей был передвинут ряд зданий, большая часть из которых обладает историко-архитектурной ценностью. Поэтому их передвижение, в том числе с изменением ориентации, было связано с желанием сохранить эти здания», — рассказывает Борис Пастернак.

Масштабные передвижки в советской Москве были связаны не с гонкой инженерных амбиций США и СССР, а с объективными причинами

Мамоновский переулок, дом 7

Зачем это понадобилось в СССР?

В Советском Союзе к массовой передвижке домов решили обратиться после утверждения Генерального плана реконструкции Москвы 1935 года. Он предусматривал перестройку и расширение столичных улиц. Многие дома нужно было сносить, но некоторые решили просто перенести немного вглубь улиц. Например, так сделали с несколькими строениями на Тверской (ул. Горького).

Самые известные дома-переселенцы располагались, помимо Тверской, также на улице Осипенко (Садовническая) и Серафимовича. Теперь необходимо немного рассказать о технологии. Это довольно трудный для понимания процесс.

Почему водопровод, канализация и электричество продолжали работать?

Многие слышали, что жильцы на время передвижки здания не покидали своих квартир. Электричество, канализация и водопровод продолжали работать. Как же строителям удалось этого добиться?

На каждой площадке было несколько бригад. У каждой — своя функция. Так существовала группа санитарно-технических работ. Они должны были, в том числе, убрать все старые трубы на предыдущем месте расположения дома. А потом установить их на новой площадке.

К передвигаемому зданию присоединяли специальные шланги. И все канализационные отходы скапливались в колодцах, которые обычно располагались вблизи строительных участков. Если передвижку делали зимой, то строили временную канализацию. После перемещения, уже на новом месте, здание подключали к городской системе.

Для водопровода также применялись специальные шланги. На строительном участке устанавливали временный водомер. С его помощью воду из городской сети подавали в передвигаемое здание. Если перемещать нужно было далеко, то, опять же, сооружали временный водопровод.

Для сохранения отопления, небольшую котельную строили прямо в доме. На лестничной клетке. Если такое было невозможно, то оборудование устанавливали на первом этаже. В некоторых случаях использовали передвижную котельную на специальных платформах. Но всё это было актуально лишь в холодное время года.

Чтобы не прекращало работать электричество в доме, длину кабелей просто увеличивали с большим запасом. Чтобы хватило на весь маршрут.

улица Тверская, дом 13

улица Тверская, дом 18б

Операции во время операции

В мае 1940 года с улицы Горького (сейчас Тверская) переехала Московская центральная глазная больница. Здание весом 13 тысяч тонн предстояло не только убрать с центральной улицы, но и развернуть фасадом в переулок, а затем водрузить на заранее отстроенный цокольный этаж.

Говорят, что никто в больнице не знал дату предстоящего мероприятия и даже во время передвижки врачи продолжали делать операции! Посетители, которые пришли к родным и друзьям в это время, увидели голый фундамент и отъезжающее здание. Тут было впору самим обращаться к врачам, только не окулистам, а психиатрам.

Потомки Эммануила Генделя вспоминают, что инженер был настолько уверен в результате, что поручил своей дочери сообщить прохожим о передвижении дома. Она должна была громко крикнуть: «Внимание-внимание, дом в движении!»

Больница до сих пор принимает пациентов по адресу: Мамоновский переулок, дом 7.

Камергерский переулок, дом 3, стр. 1

Саввинское подворье

Подворье было построено в 1907 году во владении Саввино-Сторожевского монастыря как доходный дом. В советское время здесь располагались коммунальные квартиры.

«Саввинское подворье, с его облицованным разноцветной керамической плиткой фасадом, принадлежит к числу наиболее успешных примеров применения приёмов национально-романтического течения в модерне, сочетавшего современные материалы и конструкции с мотивами древнерусских декоративных традиций» (Уильям Брумфилд. «География стиля модерн в Москве: эстетика в урбанистическом контексте»).

Сложно сказать наверняка, что больше повлияло на решение сохранить подворье — его историческая ценность или какие-то другие причины, но памятник архитектуры уцелел. По уже отработанной технологии дом обрамили, поставили на катки, и ночью 4 ноября 1939 года он поехал со скоростью примерно 10 метров в час.

«Когда было принято решение двигать жилой дом, бывшее Саввинское подворье, подготовку производили под видом реконструкции. Инженерам было понятно, что если жильцы узнают о предстоящем перемещении, возникнет некоторая паника, и они будут препятствовать «новоселью». Дом передвигали ночью, пока все спали. Причём делали настолько плавно, что никто из жильцов этого не заметил», — вспоминает Рубен Аракелян.

Сегодня, чтобы посмотреть памятник архитектуры, надо заглянуть во двор дома 6 на Тверской улице.

Подготовка к передвижению занимает не меньше полугода, а расширить дорогу иногда нужно за месяц. Поэтому сегодня проще дом снести и построить на новом месте

Источники

  • https://forum-msk.info/threads/kak-peredvigali-doma-v-moskve-neverojatno-no-fakt.3073/
  • https://zen.yandex.ru/media/omoskveneskuchno/kak-peredvigali-doma-ne-vyseliaia-jilcov-v-moskve-1930h-5d7b37d0e4fff000c5e14042
  • https://www.mos.ru/news/item/13569073/
  • https://zen.yandex.ru/media/id/5ebe9a80d515ee06ba6447fd/kak-na-tverskoi-doma-dvigali-5ec27bf109f92703ddba10b4
  • https://fishki.net/2817116-kak-v-moskve-dvigali-doma.html
  • https://varlamov.ru/527166.html

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Cardmoscow
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

error: